О гомеопатии

Д. В. ПОПОВ.Легендарный , мудрый, смелый врач Самуил – Фридрих Ганеман динамизировал лекарства, испытал их и с успехом применил по закону подобия. Так родилась красавица – гомеопатия. Для меня она – диалектическая, космическая медицина. Теперь для ее развития открыта большая столбовая дорога во всем мире и особенно на нашей прекрасной земле. Счастливого ей пути!
Дорогие, славные энтузиасты – гомеопаты, трудитесь умело, радостно, с любовью, изучайте и совершенствуйте ее!

Д. В. ПОПОВ.

Погода в Виннице

Прогноз погоды в городе Винница
Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Обычно  противопоставление официальной медицины и гомеопатии начинается с упреков в ненаучности, недоказуемости, невоспроизводимости результатов в двойных слепых плацебо – контролируемых исследованиях.…Поэтому мы обязаны поставить вопрос: научна ли гомеопатия?..

Чтобы не тратить время, отметим, что гомеопатия как целостная теоретическая и практическая дисциплина имеет все признаки научности, если научность понимать так, как это трактуется энциклопедическим словарем (кому интересно, загляните в него).  Но другое дело, что наших «научных» оппонентов занимают не формальные критерии, а содержательная, смысловая база этой научности, с которой они не согласны. Вот этот самый контент целиком зависит от господствующей научной парадигмы, то есть способа познания и описания действительности, который доступен, возможен или разрешен. Например, в древние времена люди считали, что Земля плоская. Это было научное знание, существующее в рамках научной парадигмы того времени, которая полагала, что наличие пространства возможно только в пределах видимости. С  изменением научной парадигмы изменилось и содержание научных знаний.

В современной медицинской науке  господствует парадигма лечения человека с позиций биохимии и молекулярной биологии. Большинство процессов, происходящих внутри организма, ученые объясняют рецепторными взаимодействиями.  Эти взаимодействия моделируются и изучаются на лабораторных животных, полученная информация  предположительно переносится на человека, который становится набором клеток и субклеточных структур (мембраны, натрий – калиевые каналы, митохондрии, огромное количество ферментов: гидролаза, фосфатаза, гиалуронидаза…) А где собственно человек, здоровый или заболевший?

гомеопатия рассматривает человеческий организм как динамическую саморегулирующуюся систему, в которой существует единый управляющий принцип – жизненная сила

В отличие от этого гомеопатия рассматривает человеческий организм как динамическую саморегулирующуюся систему, в которой существует единый управляющий принцип – жизненная сила. Этот термин архаичен, поскольку введен С. Ганеманом более чем 200 лет назад, и с тех пор терминология остается неизменной.  Хотя сегодня эта пугающая своей ненаучностью формулировка вполне может быть заменена на адекватное современному уровню знаний понятие. Никто не пытался этого сделать, но, по-моему, к этому могут быть привлечены положения из теории функциональных систем академика Анохина, теории волнового кода академика Горяева…Когда мы говорим о жизненной силе, мы имеем в виду не анатомическое описание, а, скорее, действительно принцип, разумную организацию живого, основанную на логике обратной связи внутри иерархии систем и подсистем управления в организме.

Так вот, на жизненную силу опирается основной принцип гомеопатии – «подобное лечит подобное». Вещество, способное вызвать определенные патологические симптомы у здоровых людей, может излечить эти же симптомы у больного (но вещество должно быть использовано в бесконечно малых дозах) .

Почему доза лекарства должна быть очень мала? Это не прихоть гомеопатов, а прямое следствие закона подобия. Этот принцип минимальной дозы совпадает с законом Арндта – Шульца, открытого в 1905 году и известного всем фармакологам: минимальные дозы лекарства или вещества стимулируют деятельность клеток, средние дозы – сдерживают или подавляют ее, а большие дозы – разрушают. Именно поэтому, если большие дозы токсичны, то малые – лечебны.

Чтобы стало еще более понятно, отвлечемся ненадолго и посмотрим, что делает в организме обычное аптечное лекарство, например, аспирин. Снижает температуру, снимает  головную боль. Но если аспирина дать чуть больше, то возникают эффекты, которые научная медицина вежливо называет побочными: та же самая головная боль, головокружение, желудочное кровотечение, крапивница и т. д.

Что делает, скажем, бета-блокатор анаприлин? Блокирует бета-рецепторы сосудов и сердца. Замедляет частоту сердечных сокращений.  Но если его дать чуть больше, то блокада будет настолько полной, что ЧСС сократится до полной остановки сердца и человек умрет.

Что делают антиаритмические препараты? Устраняют аритмию. Но в каждой аннотации к антиаритмику написано: обладает аритмогенными свойствами. То есть вещество, устраняющее аритмию, может ее и вызвать.

Проблема современной медицины и фармакологии в том, что, наверное, со времен Галена, который слишком увлекался способами приготовления разных настоек и забывал о человеке, который их пьет, что в процессе лечения внимание уделяется только одной стороне медали – лекарственному веществу. Его метаболизму, биодоступности, распределению в средах организма и т. д. При этом забывают, что поступление в организм некоторой субстанции – это двухсторонний процесс:

1 – воздействие лекарства на организм;
2 – ответная реакция, или реактивные изменения, которые происходят в организме ПОСЛЕ воздействия лекарства.

Это не закон медицины, вернее, это закон не только медицины. Свойство реактивности живых систем – это фундаментальный биологический закон, который существует независимо от нашего желания или от нашего умения или неумения его наблюдать. Он просто существует как универсальное свойство всякого материального объекта отражать любые внешние воздействия (т.е.отвечать противоположно направленным действием). Это настолько очевидно, что Ф. Энгельс вывел закон отражения в своих законах диалектического материализма. И закон о двухфазности взаимодействия стимула и системы – лишь частный случай этой всеобщей закономерности.

Вещества, называемые лекарствами, суть противоестественные возбуждения, способные лишь видоизменять наше здоровое тело, нарушать жизнь и отправления органов и производить неприятные ощущения, одним словом, делать здорового больным. Нет лекарства, которое не имело бы такого влияния, а если оно не имеет его, оно не есть лечебное средство, без всякого исключенияС. Ганеман

Любой лекарственный препарат является чужеродным для организма, любое лекарственное воздействие имеет целью разрушить те физико-химические константы, которые присутствуют в данный момент времени – заблокировать рецепторы, изменить концентрацию веществ, вызвать сокращение или расслабление мышц и т.д. Это всегда насильственное по отношению к организму действие. Это может быть благом в случае болезни, если насильственный эффект как раз попадает в «ненужное» нам нарушение. Например, сердечный гликозид наперстянки нарушает обмен натрия и калия через клеточную мембрану и поэтому является клеточным ядом, но это хорошо действует при сердечной недостаточности. Однако здоровому человеку яд не нужен.

Все это суммируется словами С. Ганемана: «Вещества, называемые лекарствами, суть противоестественные возбуждения, способные лишь видоизменять наше здоровое тело, нарушать жизнь и отправления органов и производить неприятные ощущения, одним словом, делать здорового больным. Нет лекарства, которое не имело бы такого влияния, а если оно не имеет его, оно не есть лечебное средство, без всякого исключения»

Итак, первая фаза взаимодействия лекарства и организма – повреждающая или токсическая. Это те эффекты, которые заявлены в аннотации на лекарственный препарат (если это аптечный препарат), ибо суть этого воздействия – блокада рецепторов, угнетение проводимости, блокада клеточных ферментов или цитокинов, то есть то самое насильственное воздействие, которое обсуждалось выше.

За первой фазой должна (по вышеназванному закону) должна следовать вторая, фаза ответной реакции организма. Обычно на нее не обращают внимания, чаще всего она просто скрыта ввиду массивности фармакологических эффектов первой фазы. В обычной медицине применяются большие,  химически далеко не безразличные для организма дозы, как правило, с подавляющими эффектами, в которых физиологический ответ организма «тонет».

Каждый фактор, каждое лекарство, действующее на жизненную силу, более или менее нарушают ее и вызывают определенные изменения в здоровье человека на больший или меньший период времени. Это называется первичным действием... Его действию наша жизненная сила пытается противопоставить свою собственную энергию. Это ответное действие присуще уже нашей жизнеохраняющей силе и является ее автоматической реакцией, называемой вторичным действием или противодействиемС. Ганеман

Теперь сравним все вышеизложенное с тем, что пишет С. Ганеман в § 63 «Органона врачебного искусства»: «Каждый фактор, каждое лекарство, действующее на жизненную силу, более или менее нарушают ее и вызывают определенные изменения в здоровье человека на больший или меньший период времени. Это называется первичным действием... Его действию наша жизненная сила пытается противопоставить свою собственную энергию. Это ответное действие присуще уже нашей жизнеохраняющей силе и является ее автоматической реакцией, называемой вторичным действием или противодействием».


Так вот, то, что происходит во вторую фазу взаимодействия стимула и системы - ответ, реакция организма, которую Ганеман назвал вторичным действием лекарства – это то, за что должна бороться медицина. Это то, что организм делает сам для себя, это адаптивная, приспособительная реакция, предупреждающая развитие повреждения или токсического эффекта. Это организм делает сам, но под влиянием какого-то внешнего стимула, и наша задача подумать, какой дать стимул, чтобы вызвать эту положительную реакцию в интересах организма.

Но именно это происходит в гомеопатии. Под влиянием чрезвычайно малой дозы гомеопатического препарата первая фаза воздействия лекарственным стимулом мало проявляется или незаметна. Это то, что Ганеман называл искусственной болезнью, и этот архаичный термин пугает современную медицинскую общественность. Но вторая фаза – адаптивная, защитная, регуляторная, ответ организма на стимул – вот что начинает работать в гомеопатии. Как сказал известный фармаколог Корпачев: «На протяжении веков человек использовал во взаимодействии человек – лекарство только эффект лекарства. Ответную реакцию организма используют только гомеопаты».

...гомеопатия – это научно обоснованный метод лечения острых и хронических болезней, когда лекарственное вещество назначается больному индивидуально по принципу подобия в минимально необходимой дозе. Принцип подобия означает, что если какая-либо субстанция вызывает токсические либо повреждающие симптомы, то при заболевании со сходными симптомами эта же субстанция в малом количестве способна их излечить

Вот как Л. де Схеппер суммирует для современного читателя то, о чем рассказывается на 400 страницах «Органона» Ганемана: « Гомеопатические препараты вызывают состояние искусственной лекарственной болезни, которое сходно с естественной болезнь, но при этом сильнее ее и не то же самое. Эта искусственная болезнь, вызванная динамическими свойствами лекарства, лишь немного сильнее естественной болезни и существует только на динамическом или энергетическом уровне, но не на химическом или физиологическом. Оно наносит стимул жизненной силе (так же, как естественная болезнь), и жизненная сила отвечает на стимул ответной реакцией, но эта реакция сильнее, чем реакция на болезнь».

Таким образом, если даже оставаться в пределах общепринятой сегодня научной парадигмы и всего лишь немного изменить угол зрения, станет понятно, что нет в гомеопатии мистики, оккультности, знахарства, а есть частный случай общебиологических закономерностей. И с полным правом можно сказать, что гомеопатия – это научно обоснованный метод лечения острых и хронических болезней, когда лекарственное вещество назначается больному индивидуально по принципу подобия в минимально необходимой дозе. Принцип подобия означает, что если какая-либо субстанция вызывает токсические либо повреждающие симптомы, то при заболевании со сходными симптомами эта же субстанция в малом количестве способна их излечить.

С этими добрыми намерениями давайте двигаться вперед – к более глубокому пониманию, к точному осмыслению и к более лучшему результату. И прекратим споры о том, научна ли гомеопатия. Совершенно понятно, что научна.
       

Украина онлайн Каталог сайтов Украины